Энциклопедия моды


Август Мишель


Мишель Август Ипполитович (Огюст Мишель) – французский парфюмер, приехавший работать в Российскую империю.

Работал в качестве парфюмера-лаборанта в Товариществе «Брокар и Ко», занимающемся выпуском парфюмерной и косметической продукции. После национализации фабрики Брокара, по одной из версий, не сумев уехать во Францию из-за потери паспорта, Август Мишель стал главным парфюмером советского парфюмерно-мыловаренного завода «Новая Заря», открывшегося в 1922 году (сейчас парфюмерная фабрика «Новая заря»).

Считается создателем легендарных советских духов «Красная Москва», популярных духов «Манон» и (по некоторым источникам) духов «Кремль» (об этом упоминается в статье «Рождение аромата» журнала «Огонек» № 40 1964 года). Одеколон с названием «Кремль» выпускался еще до революции на парфюмерной фабрике Брокара.

Из книги Марины Колевой «Советский стиль. Парфюмерия и косметика»: «Доподлинно известно, что Август Мишель был потомком француза, приехавшего в Россию из Нормандии еще в XVIII веке».

Есть и другая информация на этот счет. В советских журналах 1930-х годов можно прочитать, что Август Мишель родом из Грасса (Grasse) - город и коммуна на юго-востоке Франции в регионе Прованс — Альпы — Лазурный берег, департамент Приморские Альпы), или Канна (город и коммуна на юго-востоке Франции в регионе Прованс — Альпы — Лазурный берег, департамент Приморские Альпы, округ Грасс).

В журнале «Техника молодёжи» №8 за 1936 год опубликована статья, посвященная фабрике «Новая заря». В ней говорится и о парфюмере этой фабрики французе Августе Ипполитовиче Мишеле. С его слов рассказывается, как и когда он попал в Россию: «Когда в 1908 году он приехал из Франции на службу к фабриканту Брокару, тот подверг его испытанию «Вот вам духи. Расшифруйте их запах. Дайте рецепт, пропорции, композицию». Из той же статьи: «Он был уроженцем Грасса, славящегося своими тридцатью парфюмерными фабриками…». Из той же статьи: «Еще мальчишкой по четырнадцать часов в сутки проводил Август Мишель в цехах, наполненных запахами эфиров.»

Из очерка Михаила Лоскутова «Гражданин французской республики» (советский журнал художественного очерка «Наши достижения» №2 1937 г.)

«Просто семейный снимок. Ребятишки на детском празднике в городе Канн. В цилиндрах, с цветами. И мы переносимся в Канн. Южная Франция, далекий берег Средиземного, моря. Но тут мастер достает из стола пачку любительских снимков».

Из того же очерка: « А детство это протекало именно в Канне, на юге Франции, на Средиземноморском побережье. Можно представить себе солнце, очень много цветов... Здесь все пронизано ароматами природы, как в картинах знаменитых французов; если взять горсть этого пространства в руки и выжать - из нее потечет энергия солнечной радиации. Лодки, спорт, юношеские пикники». «Юноше, сыну слесаря, нужно идти в солдаты. Но он не хочет идти ни в солдаты, ни в слесаря, он мечтает стать парфюмером, ему удается пойти учиться на аптекаря. В городе Канн - цветочные плантации, хризантемы, розы, герани. В городе Канн - фирма «Хонкар» по производству эфирных масел. Юноша поступает туда учеником.

Первое время он подметает полы и вытирает стеклянные колбы. Не слишком сложное ремесло. Но постепенно движется обучение, и Август Мишель покидает Канн. Он работает парфюмером в Марселе. Фирма «Ламот», производство и экспорт парфюмерных товаров. Пудра для Испании, мыло для Марокко, духи для Африки, Бразилии, Индии, Новой Зеландии».

Из того же очерка: « Пятьдесят лет назад щуплый француз в котелке пришел в страну, где не было ни одеколона, ни железных дорог, и ему пришлось больше месяца ехать в кибитке среди азиатских полей в дикую и неизвестную Москву.» Если верить написанному в очерке 1937 года, то получается что Август Мишель приехал в Москву в 1887 году, еще при жизни Генриха Брокара, что опровергают данные из журнала «Техника молодёжи» №8 за 1936 год, где со слов Августа Мишеля говорится, что он приехал в Москву в 1908 г.

Из того же очерка, о том как и почему Август Мишель остался после революции в советской России: «Кто ж знал, что приедет он в эту северную страну делать запахи, а тут произойдут две революции и он останется один. Почти один: последние знакомые из французской колонии складывают чемоданы и спешно уезжают на родину. Да, там сейчас хорошо: город Канн, пляж, полосатые зонтики, платаны... Он поднимает воротник и направляется к Никитским воротам.

Где-то там, как ему говорили, помещается бюро по выдаче виз на бегство за границу. Не бюро, а комиссариат. Да и не комиссариат, а департамент. Или даже еще что-то; совершенно неизвестно, что и как теперь называется. Какие-то люди бегают по коридорам, все куда-то двигается и бежит. Перед мастером сидит какой-то строгий человек и грубо спрашивает у мастера, что ему угодно. Мастер смотрит на заплеванный пол и вспоминает пляж в городе Канн, изящные домики, своих вежливых соотечественников. Что, собственно, произошло? - думает он. Все спокойное исчезло, привычное - хозяин, коллеги, знакомые - исчезло, а появилось то, что он не знал в этой чужой стране, какая-то другая ее сторона.

- Я хочу домой, - говорит он и опять вспоминает давнюю школу в Канне и мальчиков и цилиндрах.

Человек берет у него заграничный паспорт и велит прийти через несколько дней...

Мастер приходит через несколько дней и видит, что все, что было раньше у Никитских ворот, уже успело убежать куда-то. Ни комиссариата, ни бюро, ни департамента. Выдают воблу и постный сахар.

Мастер ругается. Он принимается искать в водовороте неведомых учреждений. Из этого потока нужно выхватить свой паспорт и прижать к груди. На другом конце города он находит нужное бюро. Но паспорта нет. Никому нет никакого дела до того, что он француз, что он из Канна, что он любит цветы. Ему выдают временное удостоверение на рыжей бумаге о том, что ему разрешается проживать в Советской России. И точка.


Он берет рыжее удостоверение и уходит. Нужно начать поиски сначала. Нужно спокойствие. Нужно пойти на фабрику, к старым соработникам. Необходимо спросить их: «Я ведь действительно француз?» Все ясно.

Он приходит на фабрику, но фабрика уже убежала. В ее помещении - экспедиция заготовления государственных знаков. Здесь печатают деньги. Они нужнее, чем «Лебяжий пух».

Парфюмерную фабрику он находит в бывшей обойной фабрике. Оказывается, группа старых рабочих во главе с руководителем большевистской ячейки добилась восстановления производства. Делегация ходила к Ленину. Рабочие перетаскивают оборудование.

Все очень рады мастеру. Его тащат в новые цехи. Его спрашивают - где разместить лабораторию? «Я - француз?» - хочет спросить он, но ему неловко открыть рот. И он принимается устраивать лабораторию.

Конечно, он продолжает поиски паспорта в перерывах между работой. Ему вовсе не так уже нравятся новые порядки. Прямо нужно сказать, что он не был революционером и его не перевоспитали все эти события. У него были свои твердые мнения: хозяин был хороший и порядочный человек. Рабочим у него жилось лучше, чем в других местах. Порядок лучше, чем беспорядок. И потом - для чего он здесь? Чтобы выпускать страшное мыло, пахнущее дегтем, и духи с нелепыми, антипарфюмерными названиями?

Раньше был один мир, теперь два мира, это он уже знает. И между ними - граница огня в крови. Но увы, в этом мире - одни благие намерения, а в том мире растут болгарская роза, тубероза, жасмины, пачули, бергамот и лаванда. Духи же нельзя делать без эфирных масел! Над мастером теперь сидит ячейка. И пусть эта ячейка поедет в Занзибар и привезет оттуда необходимую ему корицу».

Полностью статью «Гражданин французской республики» можно прочитать здесь.

Август Мишель, по мнению многих экспертов в области парфюмерии, является создателем духов «Любимый букет императрицы», произведенных парфюмерным товариществом «Брокар и К°» в 1913 году в честь в честь 300-летию Дома Романовых. А также духов «Красная Москва», фабрики «Новая заря», на которой в первые годы её существования Август Мишель работал парфюмером. Духи «Красная Москва» являлись репликой духов «Любимый букет императрицы». Немного модифицировав формулу духов, созданных на фабрике Брокара, Август Мишель в 1924 году представил новую версию руководству советской фабрики и предложил новое название «Красная Москва».

Знаменитые советские духи «Манон», по сведениям из книги Марины Колевой «Советский стиль. Парфюмерия и косметика», были созданы Августом Мишелем в 1932 году, уже после «Красной Москвы».

Есть и другое мнение на этот счет:

Из книги Станислава Войткевича «От древних благовоний к современным парфюмерии и косметике», написанной в 1997 году в соавторстве с доктором химических наук Л. А. Хейфицем:

«1.8. РОЖДЕНИЕ РУССКОЙ ПАРФЮМЕРИИ

В 1924 г. возобновился импорт эфирных масел, душистых веществ и парфюмерных композиций. В 1925/26 финансовом году он составил более 400 т, что на 150 т превышало уровень 1913 г.

Фабрика «Новая заря» развернула производство массовой народной парфюмерии, продолжая традиции «Цветочного одеколона» компании Брокар. Одновременно главный парфюмер этой фабрики француз Август Мишель предпринял разработку оригинальных советских духов. Первым его творением были духи «Манон», в которых удачно сочетались запах гвоздики (эвгенола) с носителями запаха ландыша. Но эти духи, однако, оказались слишком нежными и элегантными для партийной и «нэпманской» (коммерческой) элиты тех лет.

Нужно было что-то более сильное, революционное. Учитывая дух времени, А. Мишель создал в 1924 г. бессмертную «Красную Москву». Он использовал для начальной ноты бодрящий запах бергамотного эфирного масла и цветов апельсина. Основной тон запаха духов определялся альфа-изометилиононом, ввод которого в композицию достиг 35%. Духи содержали также продукты с запахом жасмина, мускуса, пряностей.

Спрос на парфюмерно-косметические товары быстро увеличивался. В 1928 г. туалетного мыла в стране было сделано в два раза больше, чем в 1913 г., а выработка духов и одеколонов достигла 17 млн. шт., пудры — 34 млн. шт., косметических кремов и вазелина — 35 млн. шт. Пора было думать о создании отечественной сырьевой базы для этой бурно развивающейся отрасли производства. Нужно было также научить секретам парфюмерного искусства молодых людей, - отнюдь не дворянского происхождения и, как правило, не обремененных высшим образованием.

К сожалению, не сохранилось документальных материалов, как шло в двадцатые-тридцатые годы приобщение к искусству парфюмерии новых ленинградских специалистов. В Москве же на «Новой заре» в 1925 г. к Августу Мишелю были определены учениками П. В. Иванов и А. В. Погудкин, которые за десять лет стали выдающимися парфюмерами-специалистами. После отъезда А. Мишеля во Францию П. В. Иванов многие годы был главным парфюмером фабрики и одним из руководителей Совета парфюмеров «Союзпарфюмерпрома».»

По мнению С. Воткевича Август Мишель уехал во Францию. Многие исследователи личности французского парфюмера, работавшего в России, склоняется к версии, что он пропал в сталинском ГУЛАГе, куда попал в конце 1930-х годов.

Существует версия, что Август Мишель сменил фамилию и местожительство.

Из книги Марины Колевой «Советский стиль. Парфюмерия и косметика»: «Советский парфюмер Елизавета Чебышева рассказывала автору этих строк, что в 1970-х годах на фабрике говорили, будто-бы во время войны Мишель с семьёй находился в эвакуации то ли в Свердловске, то ли в Ташкенте. Председатель Союза французских переселенцев В.Егоров-Федосов предполагает, что Мишель мог сменить свою французскую фамилию на славянскую. Во всяком случае, все поиски его потомков никаких результатов не дали».

Из очерка «Гражданин французской республики» следует, что Август Мишель являлся создателем пудры «Лебяжий пух», что спорно, так как данная пудра, по сведениям из альбома выпущенного к Золотому юбилею товарищества «Брокар и К°» в 1914 году, была выпущена еще при жизни самого Генриха Брокара, который умер в 1900 году, а парфюмер Август Мишель предположительно начал работать на фабрике лишь с 1908 года, а также советского мыла - «Букет моей бабушки», и советских одеколона и духов «Кармен».

Несмотря на то, что сведения об Августе Мишеле немногочисленны и противоречивы, достоверным является то, что это талантливый французский парфюмер, приехавший на работу в Российскую империю, много лет преданно служил своему делу, и волею случая, оставшись жить и трудиться в послереволюционной России, находился в авангарде создателей советской парфюмерной отрасли, став главным парфюмером фабрики «Новая заря» и учителем первого поколения парфюмеров СССР. Учениками Августа Мишеля были два выдающихся советских парфюмера - Павел Васильевич Иванов и Алексей Васильевич Погудкин.

Парфюмер Август Мишель, фабрика Новая заря, 1937 г Журнал Техника молодёжи № 8 1936 г Ученик Августа Мишеля, главный парфюмер фабрики Новая заря Павел Иванов, 1965 год Ученик Августа Мишеля, парфюмер фабрики Новая заря Алексей Погудкин, 1950 год Красная Москва, Кремль и др. знаменитая парфюмерия Новой зари, 1950-е Выбор духов Красная Москва или Кремль. В минском ГУМе. 1950-е г Покупка духов Кремль, универмаг в Норильске, 1960-е Духи Красная Москва Духи Манон, 1930-е годы Духи Манон, 1950-1960 годы Духи Манон, 1950-1960 годы Духи Манон, 1950-1960 годы Одеколон Кармен,ТЭЖЭ, 1930-1950-е годы Подарочный набор Кармен, 1950-1960 годы Одеколон Кармен, 1970-е годы Одеколон Кремль, фабрика Брокара, конец XIX века Советские духи Кремль, 1950-е годы Огонек № 40 1964 г. Август Мишель создатель Красной Москвы и Кремля







© 2008-2017 | CLIACK-ART-STUDIOl | All rights reserved