Энциклопедия моды

Шанель Коко


Коко Шанель (Coco Chanel ) настоящее имя Габриель Бонёр Шанель, (Gabrielle Bonheur Chanel), (1883 – 1971), французский модельер,основательница модного дома Chanel, оказавшая огромное влияние на моду XX века.

Коко Шанель считала, что в одежде следует придерживаться принципа роскошной простоты. Как и Поль Пуаре (Paul Poiret), она была родоначальницей нового стиля в женской одежде, освободившего женщин от корсета. Шанель экспериментировала с тканями, которые раньше считались неприемлемыми для создания дамской одежды, делала модными вещи, которые до неё таковыми не являлись, трансформировала и видоизменяла хорошо знакомую, но непопулярную одежду. Для стиля Шанель, способствовавшего модернизации женской моды, свойственно заимствование многих элементов традиционного мужского гардероба и трансформация элементов профессиональной одежды.

Родилась Габриель Шанель во Франции, в городке Самюре (Saumur) в 1883 году (по утверждению самой Шанель, в 1893 г.). Её отец Альбер Шанель (Albert Chanel) был уличным торговцем, а мать Жанна Деволь (Jeanne Devolle) прачкой. Кроме Габриель, в семье были ещё две дочери Жюли и Антуанетта и три сына, Альфонс, Люсьен и, умерший в 1891 году Питер. Жанна Деволь умерла, когда Габриель было двенадцать лет. После смерти жены Альбер Шанель отправил сыновей под опеку Ассоциации публичной помощи, а дочерей в Аббатство Обазин (L'abbaye d'Aubazine), в котором располагался сиротский приют для девочек. В Обазине маленькая Габриель обучилась швейному ремеслу. Среди воспитанниц монастыря была и её тетя Адриенн, самая младшая сестра отца Габриель, девятнадцатый ребенок в семье, появившийся на свет уже после рождения самой Габриель. На протяжении многих лет жизни тетушка Адриенн, была верной и любимой подругой Шанель.

Когда образование было завершено, монахини определили Габриель и Адриенн продавщицами в специальный магазин «Святая Мария», торгующий товарами для невест в городе Мулене (Moulins). Тайком от хозяев Габриель и Адриенн, по просьбе некоторых клиенток, выполняли их заказы. Хотя свободного времени у них оставалось мало, так как приходилось проводить по десять часов за прилавком, девушки брались переделывать платья и юбки, так как жалованье было очень маленьким. Клиенткам нравилось качество работы. Благодаря этому молодым швеям удалось кое-что скопить.

Местом досуга Габриель и Адриенн стала «Ротонда» – один из двух в городке кафешантанов. В основном заведение посещалось нижними военными чинами. Их командиры с презрением именовали его «кабаком». Публика «Ротонды любила слушать выступления «звезд» провинциального масштаба. И юной Габриель пришла в голову мысль попробовать себя в качестве певицы.

В её незамысловатом репертуаре были всего три-четыре песенки, среди которых – «Ко-ко-ри-ко», считавшаяся высшим шиком парижских кафешантанов и имевшая большой успех даже в театре «Ла Скала». В этой песенке Габриель приходилось подражать петушиному крику, что удавалось не всегда по причине слабенького голоска. В песенке, которая принесла начинающей «звезде» успех под названием «Кто видел Коко в Трокадеро?», пелось о горе молодой девушки, потерявшей в парке любимую собачку по имени Коко.

По мнению посетителей, исполнительница вкладывала душу в это произведение. Ее вызывали на бис, скандируя: «Ко-ко! Ко-ко!». Так она получила имя Коко Шанель, ставшее легендарным.

Мысли о карьере певицы не оставляли Габриель. В 1905 году она решила на время курортного сезона перебраться из Мулена в Виши (Vichy), чтобы покорить своим вокалом, отдыхающих там парижан. Но из затеи ничего не вышло. Вернувшись в Мулен, Габриель вновь стала заниматься шитьем.

Тем не менее, поездка в Виши оказалась не безрезультатной. У Габриель появился поклонник по имени Этьен Бальсан (Étienne Balsan), который стал наведываться к ней в Мулен. Он происходил из богатейшей семьи, жившей в Шатору (Châteauroux) и владевшей текстильной фабрикой. Молодой повеса, унаследовавший огромное состояние родителей, давно пристрастился к веселой жизни и собирался жить в том же духе и далее. Габриель и её поклонник перебрались в поместье Руалье (замок Руалье (Chateau de Royallieu) – бывшее королевское аббатство в городе Компьене (Compiègne)).

Через несколько месяцев пребывания в Руалье Этьен и его друзья были приглашены на верховую охоту. Коко поехала с ними. Во время этой поездки она встретила англичанина, перевернувшего ее жизнь. Его звали Артур Кейпел (Arthur Edward Capel), но друзья называли его Бой. Кто он и откуда точно никто не знал, а сам он не очень распространялся на этот счет. Ходили слухи, что Бой внебрачный сын знаменитого банкира, если не один из многочисленных незаконных отпрысков Эдуарда VII. Артур Кейпел вращался в самых изысканных лондонских кругах, был одним из самых уважаемых игроков в конное поло.

Устав от светского времяпровождения, Шанель объявила Этьену, что намерена стать модисткой, обосноваться в Париже и шить шляпы. Этьен был удивлен, зато Бой, которого Коко тоже ввела в курс дела, поддержал её. В 1909 году Коко Шанель оказалась в Париже.

Через некоторое время Коко почувствовала, что ей пора открыть собственный бутик! Но для этого нужны были большие деньги. Она попыталась занять их у Этьена. Но тот, все еще считал её работу временным увлечением. Зато Бой, вновь поддержал Коко. Этьен начал догадываться, что у Габриель и Боя завязался роман. Осенью 1910 года Бой открыл в банке кредит на имя Шанель, благодаря этому Габриэль смогла открыть свой модный магазин Chanel Modes на улице Камбон (rue Cambon).

Бой, не имевший возможности ввести ее в высший свет, открыл ей двери в артистическую среду. О новой модистке говорили все больше и больше. В 1912 году о Коко Шанель написала одна из газет, обладавшая широкой читательской аудиторией. В газете помимо статьи появились фотографии популярных актрис в шляпах от Шанель, особенно часто демонстрировала шляпы знаменитая французская актриса Габриель Дорзиа (Gabrielle Dorziat). Головные уборы Шанель стали использоваться и в театральных спектаклях.

В 1913 году Шанель и Бой открыли новый бутик в курортном городе Довиле (Deauville), в расчете на то, что клиентура, которая появится у нее здесь, вернувшись в столицу, отправится на улицу Камбон.

Идеи у Шанель рождались неожиданно. Однажды, замерзнув на бегах, Габриель одолжила у конюха свитер и надела его поверх своего платья. Наблюдая на тренировке за жокеями, она приметила их кожаные куртки, а проводя время в местечке Этрете, внимательно рассмотрела одежду рыбаков – матроски с глубокими вырезами спереди и широкими отложными воротниками на спине. Вдохновлённая увиденной профессиональной одеждой, Коко стала думать о том, как можно изменить и дополнить женский гардероб.

Шанель первой стала использовать для создания одежды мягкий и пластичный трикотаж. Другим творцам моды и в голову не приходило работать со столь неблагородным материалом. Считалось, что он годился только на рабочую одежду и бельё для простого народа. Но Габриель была убеждена, что именно трикотаж подходит для моделей курортной моды, а одеваться на отдыхе также как в Париже просто смешно. Для досуга должна быть своя мода. «Женщины присутствуют на спортивных состязаниях одетые, будто дамы XV века на рыцарских турнирах», – со смехом говорила она. «Пора все это изменить!».

Создательница нового оригинального стиля Шанель, старалась и дальше развивать свои идеи и держаться как можно ближе к уже разработанным тенденциям. Все, что она предлагала в области моды, было ее сущностью, лежало в глубине ее души, в ее корнях, в ее прошлом. В моде своей эпохи Шанель протестовала против всего, что гипертрофированно подчеркивало женственность. Габриель ощущала, что все богатое и пышное не в ее вкусе. Почти инстинктивно она вместо шикарных тканей тянулась к дешевому трикотажу. Многие кутюрье недоумевали: «Трикотаж для высокой моды?» Поль Пуаре язвительно назвал это новшество: «Рубище для миллиардерши».


Мысль использовать вязаное полотно пришла в голову Шанель, когда она присмотрелась к некоторым предметам мужского гардероба - жилетам конюхов, пуловерам мальчиков, прислуживающих в конюшне, свитерам Боя. Ей вообще нравились мужские наряды. И эта тенденция прослеживалась в женских моделях Коко всю жизнь. Обладая своеобразным вкусом, она понимала, что такой стиль подходит и ей и многим другим женщинам, ею была открыта новая грань женственности, не так бросавшаяся в глаза, но от этого не менее эффектная.

Чтобы пробудить интерес к создаваемому стилю, она демонстрировала его на себе. Сшив из джерси простой ансамбль, Коко часто появлялась в нем на публике. В комплект входила джерсовая куртка-труакар, а так как ткань плохо подчеркивала талию, Шанель решила, что её просто нужно обозначать поясом. Платье из джерси, придуманное Шанель, попало в 1916 году на страницы журнала «Харперс Базар» (Harper's Bazaar) – это было её первое опубликованное произведение. Оно также не имело талии, на ее месте завязывался шарф, небрежно свисавший на бедра. Горловина открывала не корсаж, а жилет, на манер мужского. Покоренная этой моделью, но не в силах подобрать адекватные слова для описания новинки, американская дама-комментатор назвала ее просто «а charming chemise of Chanel – «очаровательное платье-шемизье в стиле женской сорочки от Шанель».

Шанель была новатором во всем. Кутюрье придавали большое значение декоративности и богатству женской одежды, её сложной отделке. Они пропагандировали дорогие ткани, вышивку, кружева, декоративные петли, оборки, газ, вуалетки, рюши. По мнению Шанель, приоритет нужно было отдавать линиям. А от всех ненужных украшательств, всего, что может исказить чистоту и благородство силуэта просто избавляться.

В доме мод у Коко Шанель дела шли с таким размахом, что она смогла, наконец, позволить себе купить огромную виллу в Биаррице (Biarritz). Успех Коко не остался незамеченным модными женскими журналами. С 1916 года журнал мод «Les élégances parisiennes» стал публиковать её модели одежды из джерси. Модный дом, достигший подлинного европейского масштаба, начал вызывать интересен и за океаном. С 1915 года в журнале «Харперс базар» можно было прочитать: «Женщина, у которой в гардеробе нет хотя бы одной вещи от Шанель, безнадежно отстала от моды». С 1917 года все больше американок становятся клиентками блистательной кутюрье, а модный журнал «Вог» (Vogue ) отметил присутствие платьев джерси на Палм-Бич во Флориде.

С 1917-го до 1920 года она периодически выставляла на продажу платья с выраженными дамскими силуэтами, например, с боковыми складками, призванными расширить бедра. Но главными для Шанель были её новаторские модели - комплекты, состоящие из курток-труакаров джерси с джерсовыми юбками мягкой, как тогда говорили, неопределенной формы. Была в ее коллекциях одежда, напоминающая стиль «сафари» с глубокими карманами, чтобы в них было удобно засовывать руки.

Во время одной из своих поездок по югу Франции Габриель нанесла визит парфюмеру Эрнесту Бо (Ernest Beaux) , эмигранту из России. Эта встреча стала началом нового направления в творчестве великой Шанель. Идея соединить высокую моду и парфюмерию не была в 1920 году новостью. Еще в 1911 году Поль Пуаре предложил модному рынку собственные духи. Габриель обнаружила, что Эрнест Бо трудится над альдегидами – эти синтетические продукты показали себя весьма эффективными, но при этом малоустойчивыми и, к тому же дорогими, поэтому до сих пор их никто не использовал. Бо и Шанель договорились, что он предложит ей несколько сочетаний на выбор. В течение 1921 года парфюмер приготовил две серии образцов под номерами от 1 до 5 и от 20 до 24. Он использовал для своих тонких смесей не менее восьмидесяти ингредиентов. Среди них в довольно больших дозах – жасмин и альдегиды. Габриель не могла вникнуть в тонкости химии, но зато обладала врожденным даром узнавать лучшее. В итоге она выбрала образец № 5, приурочив его к показу новой коллекции, намеченный на 5 мая 1921 года.

Благодаря качеству и новизне аромата, Шанель и Бо ожидал мировой триумф. Этот аромат ни у кого не вызывал ассоциаций ни с одним из знакомых запахов. О новых духах пошла всеобщая молва.

В 20-е годы профессиональный успех Габриель был прочен как никогда. Престижные журналы парижской моды становятся поистине антологиями творчества Шанель.

Однажды на премьере в «Гранд-опера» Габриель принялась рассматривать туалеты зрительниц. Ей пришлось признать, что её вечный соперник Поль Пуаре обставил ее. Слишком много в партере помпезных платьев. Одетые таким образом дамы получили от Шанель прозвище «ряженые». «Так дольше продолжаться не может! Я их всех переодену в черное!», - решила Коко. И тут же бросилась на реализацию своего нового проекта. В результате явилось на свет знаменитое маленькое черное платье на каждый день – узкое прямое изделие из крепдешина с тщательно подогнанными рукавами, получившее название «Форд от Шанель» и имевшее такой же успех, как и автомобиль, сходящий с конвейера в Детройте. Воплощалась ее самая заветная мечта – сделать моду достоянием улиц.

Начиная с 1922 года, Габриель взялась за производство искусственных драгоценностей, которые называла фантазийной бижутерией. К этой работе был привлечен ее друг, создатель костюмов для балета Этьен де Бомонт (Étienne de Beaumont), который рисовал эскизы изделий и объяснял, как их нужно изготавливать, а также блестящий профессионал в этой области итальянский ювелир герцог Фулько ди Вердура (Duke Fulco di Verdura). «Украшения, создаваемые ювелирами, наводят на меня тоску», – объясняла Коко. Женщин, которые ежедневно носили настоящие драгоценности, Шанель обвиняла в стремлении выставить напоказ свое богатство. «Все равно, что носить вокруг шеи банковский чек», – заявляла Коко.

В 1924 году у Шанель начинается роман с герцогом Вестминстерским (Хью Ричард Гросвенор, 2-й герцог Вестминстерский - Hugh Richard Arthur Grosvenor, 2nd Duke of Westminster). Связь с герцогом Вестминстерским открыла ей незнакомый прежде мир, послуживший источником вдохновения. В ее моделях с 1926 по 1931 годы ощущается британское влияние. Шанель как всегда, черпала свои идеи из среды, в которой вращалась. Например, круиз на яхте герцога «Летящее облако» натолкнул ее на мысль предложить клиенткам береты, похожие на те, которые красовались на матросах парусника. Вскоре береты от Шанель различных форм, стали частью женского гардероба. В Итон-Холле Габриель заметила, что слуги носят красивые ливрейные жилеты с полочками, расшитые в цвета фамильного герба. В ее голове мгновенно родилась идея наряда, который она представила на ближайшем модном показе.

Спортивный образ жизни, который они вели с герцогом – охота, верховая езда, рыбалка – вдохновил ее на создание нарядов для активного образа жизни. Во время поездки по Шотландии Шанель обратила внимание на мужские твидовые пиджаки простых людей и даже примерила на себя такой пиджак. После поездки у неё родилась идея предложить женщинам носить куртки, спортивные плащи и английские дамские костюмы «решительно мужского покроя». Шанель открыла для себя новую ткань - твид. По-видимому, Шанель была первой, кто использовал твид для высокой моды.

Знаменитый женский твидовый костюм «Шанель», увидевший свет гораздо позже, во многом обязан своим успехом этому чудесному материалу, который специально вырабатывался для мастерских на улице Камбон в эксклюзивных раппортах и колоритах. Он имел ширину всего в 72 сантиметра, как было заведено в старину, а края его обрабатывались нарядной тесьмой.

В 30-е годы Коко Шанель стала ощущать, как нарастает конкуренция в мире высокой моды. Творческая фантазия Шанель начала проявляться не только в создании простой повседневной одежды, но и в вечерних нарядах, сохранявших чистоту форм и совершенство деталей. «Будьте гусеницей днем и бабочкой вечером», – советовала она в одной из своих статей. Коко Шанель, высмеивавшая моду «Бель Эпок»( Belle Époqu), явно решила возродить интерес к ней, предлагая носить платья с обнаженными плечами, кринолины с узкой талией, платья с турнюрами, вуали, наброшенные на руки, длинные прозрачные, воздушные платья из тюля, муслина, кружев, крепа, а также из тафты, фая, шелка, расшитого золотом и серебром, и, вообще, любых тканей, комбинации которых давали возможность блеснуть виртуозной игрой.

В создании вечерних платьев проявилась еще одна грань ее творческой фантазии. Шанель подчеркивала изящество воздушных юбок при помощи хорошо подогнанных корсажей, воскресила вуали и вуалетки. К своим нарядам она предлагала и головные уборы, украшенные лентами или петельками из фая, либо усыпанную блестками вуаль, просто наброшенную на волосы и украшенную камелией, розой, гарденией или цветочной диадемой. И ко всему этому – фантазийная бижутерия. Весною и летом 1939 года, в последние предвоенные сезоны, Габриель показала, что ей по силам отражать атаки конкурентов.

В 1950-е годы положение Шанель в мире моды пошатнулось. Казалось, что фортуна отвернулась от неё. Уехав после окончания Второй Мировой войны в Швейцарию, и практически отойдя от дел, в начале 1950-х Коко Шанель возвратилась во Францию и решила вновь вернуть себе былую славу. 5 февраля 1954 года весь блистательный Париж собрался в её модном доме. Среди приглашенных были и потенциальные покупатели, и вся критика, пишущая о моде. Лучшие места занимали редакторы из «Харперс Базар» и трех редакций «Вог» – американской, английской и французской. Но триумфального возвращения не произошло. Платья и ансамбли, представленные Шанель, показались почитателям Кристиана Диора (Christian Dior ) и «Нового взгляда» (стиль New Look) отголосками прошлого. В лучшем случае они увидели в новой коллекции ностальгию, в худшем – нудную череду вышедших из моды туалетов. Дефиле происходило в атмосфере леденящей тишины, изредка нарушаемой жидкими аплодисментами.

«Я им ещё покажу», - сказала Шанель и вновь принялась за работу. После такого фиаско клиентки стали обходить стороной её модный дом. «Что ж! Тем лучше», – отреагировала Коко. « Тем спокойнее мне будет готовить следующую коллекцию». «Они действуют, как старина Пуаре, – говорили Шанель, – они ищут, как бы сильнее эпатировать клиенток экстравагантностями своих нарядов, вместо того чтобы беспокоиться о самих женщинах с учетом реальности, в которой они живут. Они забывают о самой элементарной истине: нужно, чтобы женщины нравились мужчинам, чтобы они восклицали не «Какое у вас красивое платье!», а «Какая вы красивая!». Габриель была просто уверенна, что женщины поймут ее, в конце концов!

В этой истории вновь проявилась не только сила воли Шанель, но и умение тонко анализировать. Габриель догадывалась, что встретит понимание не во Франции и в Англии, а в США. А уж Америка потянет за собой Европу. Представители американских магазинов предметов роскоши с Пятой авеню приобрели у Шанель несколько моделей одежды. Главный редактор журнала «Вог» Беттина Баллард (Bettina Ballard) так заинтересовалась коллекцией Шанель, что опубликовала в своем журнале три страницы фотографий. На обложке красовалась манекенщица Мари-Элен Арно (Marie-Hélène Arnaud), одетая в джерсовый костюм цвета морской волны, из-под которого была видна блузка из белого льна, с пристегнутым к юбке бантом из черного атласа, на голове соломенная шляпка-канотье с ниспадающими назад лентами.

Беттина была в восторге от этого наряда, придававшего любой его обладательнице вид юной девушки. Она тут же приобрела его для себя и надела перед полутора тысячами американских светил из мира моды, собравшихся на Манхэттене на выставке привезенных из Франции моделей. Многие из них не видели ни одного наряда от Шанель, и для них увиденное стало откровением. Знакомые с творчеством Шанель заново открывали для себя ее дарование. Беттина разъяснила им, в каком стиле работает Шанель, что она стремится пропагандировать моду, целью которой является удобство и красота женщины. Немаловажным был аргумент, что в отличие от моделей в стиле «Нью Лук», которые невозможно было ставить на поток из-за их сложности, строгие и простые модели Шанель давали технологически возможность копирования и, следовательно, массового коммерческого распространения.

Уже в начале 1955 года успех Шанель можно было считать непоколебимым. После показа ее третьей коллекции журнал «Лайф» (Life), посвятивший ей четыре страницы, написал: «Женщину, скрывающуюся за самым знаменитым в мире парфюмом, возможно, несколько преждевременно потянуло вернуться в высокую моду, но она уже распространила свое влияние на все. В свои семьдесят один год она привнесла больше, чем новую моду, она совершила революцию». Габриель столь успешно выиграла этот бой, что даже самые стойкие приверженцы «Нового взгляда» отказались от излишеств, сделали более ровным силуэт и освободили талию.

«Мода, не нашедшая признания широких масс, уже не мода», утверждала Шанель.

Наряд, который в глазах всего мира, безусловно, ассоциируется с именем Шанель - это ее знаменитый женский костюм с тесьмой, дополнивший знаменитое маленькое черное платье 1926 года. Конечно, не Шанель впервые придумала женский костюм, но она радикально изменила его концепцию. Такой костюм был сочинен в конце XIX века, чтобы дать женщине свободу движения. Силуэт костюма облегал тело, однако излишние драпировки и жесткая подкладка все еще стесняли движение. Габриель «отменила» подкладку, стала использовать тонкие ткани со сложной структурой, например, джерси, нередко с отделкой металлической нитью. Ей удалось соединить строгость и универсальность с изяществом и легкостью.

Такой костюм, родившийся в январе 1955 года, покорил покупательниц и стал основой женского гардероба. К тому же он был вне сезона, носить его можно было многие годы. Юбка, длина которой была постоянна, обязательно прикрывала колени и, независимо от силуэта (широкого или узкого), позволяла ходить свободно. Жакет обычно был коротким, украшенный карманами, застегивался в один ряд на золоченые пуговицы и украшался узорной тесьмой по краю. Кроме джерси, использовался также твид. Костюм Шанель создавался во множестве вариантов, среди которых не было двух одинаковых.

Этот наряд захотели приобрести тысячи женщин. Шанель уступила права на копирование крупным американским предпринимателям, которые намеревались шить их сотнями тысяч и продавать по разным ценам – в зависимости от качества и стоимости ткани. Мнение Коко Шанель о копировании было совершенно противоположно суждению ее коллег по ремеслу. «Находки делаются для того, чтобы снова быть потерянными», – утверждала она. По мнению Шанель плагиат не являлся воровством, он являлся одним из самых чудесных выражений почтения: «Копия суть любви», – говорила Коко. Подобная позиция стоила ей напряженных полемик с Палатой парижской высокой моды.

Свою страсть к совершенству Габриель продемонстрировала и в выборе обуви для своих туалетов. Над ее заказами трудился, в частности, потомственный обувщик Раймон Массаро (Raymond Massaro). Сотрудничество семьи Массаро и Шанель привело к изобретению знаменитых универсальных бежевых туфель-лодочек с черным мыском. У туфель имелась эластичная стяжка, охватывавшая пятку, благодаря чему отпала необходимость в металлической пряжке. Эта модель, представленная в ряде вариантов, после 1957 года – года ее создания, достигла огромной популярности. Главные преимущества, которых добилась Габриель, заключались в том, что ступня, благодаря двум цветам, казалась меньше, а нога – длиннее.

В 1955 году Шанель придумала свою знаменитую сумочку, известную миру как модель 2.55.
Вскоре после своего возвращения в высокую моду, в 1957 году великая Шанель получила приз Неймана Маркуса (Neiman Marcus), как «самая влиятельная в XX веке создательница моды», учрежденный собственниками крупнейшего в Далласе магазина моды и товаров роскоши.

Когда Дом Шанель вновь распахнул свои двери, тут же посыпались новые предложения. Она была в такой моде, что к ней стали обращаться с заказами представители «новой волны» в кинематографе. Так, в 1958 году Луи Малль (Louis Malle) поручил ей создание платьев для Жанны Моро (Jeanne Moreau) в кинофильме «Влюбленные». Затем Габриель создала туалеты для Дельфины Сейриг (Delphine Seyrig) , снимавшейся у Алена Рене (Alain Resnais) в фильме «Последний год в Мариенбаде», Лукино Висконти (Luchino Visconti ) просил Шанель решить двойную задачу - не просто одеть для роли в картине «Боккаччо-70» Роми Шнайдер (Romy Schneider), но и поделиться с ней секретами элегантности.

Все последующие годы, с коммерческой точки зрения Дом Шанель процветал. Габриель продолжала работать, но здоровье все чаще подводило её. Шанель с сожалением отмечала, как сокращается число ее друзей. Одним из любимых занятий Коко были воспоминания о прошлом и беседы с теми, кто еще жив о минувших временах. Ей шел восемьдесят седьмой год. На склоне лет её мучил жестокий артрит, сопровождавшийся временным параличом руки, чтобы заснуть, ей требовался укол морфинического средства, который ей вводила горничная. Появились припадки сомнамбулизма, иногда бедную Коко приходилось привязывать к кровати.

Смерть настигла Шанель 11 января 1971 года в мансарде отеля «Ритц», где находились ее апартаменты, в воскресенье. Она всю жизнь не любила именно этот день недели, свободный от работы, которая была главным смыслом ее жизни.

«Мода - это то, что выходит из моды. Мода проходит, стиль остается», - утверждала легендарная Коко Шанель!

Габриель Шанель, 1930 г. Габриель и Адриенн, 1906 г. Габриель Шанель в Мулене с Этьеном Бальсаном, 1905 г. Габриель Шанель, Этьен Бальсан в Руалье, 1909 г. Актриса Габриель Дорзиа демонстрирует шляпы Шашель, 1912 г. Габриель Шанель, Этьен Бальзан и Артур Кейпел в гостиной дворца Руалье, 1912 г. Габриель , Этьен и Бой веселятся, Руалье, 1912 г. Артур Кейпел Коко Шанель и Бой на пикнике, 1910-е годы Коко Шанель и Бой перед модным магазином в Довиле, 1913 г. Коко Шанель в труакаре и юбке из ткани джерси, 1910-е годы Коко Шанель, 1910-е годы Коко Шанель, 1920-е годы Коко Шанел, Биарриц, 1926 г. Коко Шанель и герцог Вестминстерский, 1924 г. Коко Шанель в Довиле, 1920-е г. Коко Шанель 1935 г. Коко Шанель и Рэндольф Черчилль, сын Уинстона Черчилля, 1930-е г. Коко Шанель, журнал Vogue, 1937 г. Коко Шанель и Серж Лифарь, 1957 г. Стиль Шанель в журналах мод 1920-х годов Шанель, журнал Vogue-1926 г. Костюм Шанель 1927 г., платье Шанель 1920-е г. Комплекты Шанель, 1920-е г. Костюмы Шанель 1924 г. и 1928 г. Комплект Шанель, 1927 г. Вечерние платья Шанель, 1932 г. и 1938 г Твидовый костюм Шанель, 1964 г. Мари-Элен Арно в костюме Шанель, 1957 г. Платье Шанель, 1959 г. Костюмы Шанель, 1961 г. Костюмы Шанель, 1970 г. Коко Шанель перед входом в свой модный дом на улице Камбон, конец 1960-х Коко Шанель, 1971 г.




mr.dom


© 2008-2017 | CLIACK-ART-STUDIOl | All rights reserved